Судьи намерены исключить из Кодекса судейской этики положения о конфликте интересов

Прeдсeдaтeль кoмиссии Сoвeтa судeй РФ пo этикe Иринa Рeшeтникoвa прeдлoжилa исключить из Кoдeксa судeйскoй этики пoлoжeния, зaпрeщaющиe судьям рaссмaтривaть дeлa с учaстиeм oргaнизaций, гдe рaбoтaют близкиe рoдствeнники. Oб этoм она заявила на проходящем в Москве IX Всероссийском съезде судей. 

Речь идет о ч. 4 ст. 9 Кодекса судейской этики, которая регулирует основания для отвода судей от рассмотрения дел. Камнем преткновения, по словам Решетниковой, стал пп. "б" указанной нормы, в котором говорится, что основанием для отвода судьи может быть то, что его близкие родственники работают в организации, являющейся участником процесса. "Никто не думал, что это положение будет толковаться так широко при назначении или переназначении судей. Предлагается исключить этот пункт из Кодекса", – отметила Решетникова.

Кроме того, председатель комиссии пор этике предложила убрать из Кодекса и п. 5 ст. 9, где говорится о том, что судья должен избегать ситуаций, когда личные взаимоотношения с участниками процесса могут вызвать обоснованные подозрения или создать видимость предвзятого отношения. По словам Решетниковой, при исключении данного пункта "никто ничего не потеряет", так как все основания для отводов указаны в УПК, ГПК, АПК и КАС. "Во всех кодексах есть такое положение – если имеется прямая, косвенная или личная заинтересованность судьи, то он подлежит отводу", – пояснила она. 

Решетникова отметила, что в п. 5 отдельно прописано, что при возникновении подобной ситуации судье следует проинформировать об этом лиц, участвующих в деле. "Появляется процессуальная обязанность у судьи, заложенная не процессуальным кодексом, а корпоративным актом, который регламентирует совершенно другое – этическую сторону рассмотрения дел", – пояснила председатель комиссии по этике. 

По мнению Решетниковой, есть сложности с п. 3 ст. 9 Кодекса, который гласит, что судье следует по возможности воздерживаться от совершения таких действий, которые впоследствии могут вызвать конфликт интересов или послужить иным основанием для исключения его участия в судебном разбирательстве. "У меня есть ощущение, что судьи стали опасаться совершить какие-то лишние действия, чтобы потом не возникло осуждения. Судьи подходят и спрашивают, например, могут ли они рассматривать дела с участием банка, если они там брали кредит. Такие вопросы лучше оставить федеральному законодательству, а не Кодексу судейской этики", – заметила судья, добавив, что сейчас стоит задача внести определенность в понятие конфликта интересов. 

Ее поддержал и Евгений Соседов, председатель комиссии Совета судей по противодействию коррупции, который рассказал, что в президентской комиссии по кадрам при отказе в назначении в основном ссылаются на нарушения п. 4 ст. 9 Кодекса. В прошлом году отказ по этому пункту получили 31% кандидатов в судьи, а за 10 месяцев текущего года – 45%. "При этом проведенные региональными Советами судей проверки не выявили заинтересованности в разрешении таких дел", – отметил Соседов, добавив, что председатель ВС Вячеслав Лебедев давно предлагает внести изменения либо исключить этот пункт из Кодекса (см. "Глава ВС Лебедев предложил изменить кодекс судейской этики").

Ранее за изменения Кодекса высказывался председатель Высшей квалификационной коллегии судей Николай Тимошин (см. "Председатель ВККС: нужно менять положения Кодекса судейской этики о конфликте интересов").

Комментарии закрыты

Навигация по записям