На Каннском кинофестивале кинематографистки во главе с Кейт Бланшетт устроили День Харви Вайнштейна

фoтo: Свeтлaнa Xoxрякoвa

Пeрeд прeмьeрoй кoнкурснoгo фильмa «Дeвушки сoлнцa» o бaтaльoнe курдскиx жeнщин, взявшиxся зa oружиe, чтoбы зaщитить нeзaвисимoсть свoeй зeмли, нa звeздную дорожку вышли 82 кинематографистки во главе с президентом жюри Кейт Бланшетт. Таким образом, они продемонстрировали миру то, что женщины имеют право быть равноправными в кино. Бланшетт произнесла речь от имени женщин-режиссеров, продюсеров, актрис, агентов, редакторов и дистрибьюторов. Почему, к примеру, в конкурсе Каннского кинофестиваля так мало фильмов, снятых слабой половиной человечества? Вспомним историю: единственной обладательницей «Золотой пальмовой ветви» стала новозеландский режиссер Джейн Кэмпион с фильмом «Пианино». В первых рядах сопротивления прошли французский режиссер Аньес Варда, похожая на Красную шапочку: ее волосы прокрашены так, что создается ощущение, что она в чем-то вроде кипы. Единой шеренгой прошли актрисы и члены жюри Лео Сейду и Кристен Стюарт, Сальма Хайек, Марион Котийяр. Выглядело их шествие устрашающе.

фото: Светлана Хохрякова
Иранские актрисы Бехназ Джафари и Марзия Резаи.

Между тем мужчины легко обходятся без женщин. Достаточно посмотреть конкурсный фильм «Прости, ангел» французского режиссера Кристофа Оноре. Там прекрасный мужчина в расцвете сил, модный парижский писатель почти все экранное время находится в поиске свежих любовников, но и прежних не забывает. Публика живо отреагировала на актуальную тему полиаморных связей, которые закрыли тему не только моногамных пар, но и полигамных. Философия современного человека — свободный выбор партнеров, открытость для третьих лиц. Можно параллельно встречаться с несколькими любовниками и даже одновременно в одной постели. Каждый сожитель должен терпимо к этому относиться.

Недавно Никита Михалков признался, что хотел бы вручить Вайнштейну награду в Москве за вклад в мировой кинематограф, именно в кино, а не в какое-нибудь другое место. Он выразил солидарность с Катрин Денев и другими французскими актрисами, выступившими против своих американских коллег. По мнению Михалкова, нападки, как в случае с Вайнштейном, разрушают отношения мужчин и женщин, толкают их в объятия других мужчин. На Лазурном берегу — другое мнение.

На следующий после выступления женского батальона день подверглись атаке иранские актрисы, представлявшие «Три лица» отсутствовавшего на фестивале опального режиссера Джафара Панихи. Их замучили вопросами о том, насколько свободны иранские кинематографистки. Мало того, что держать в руках табличку с именем Панахи — уже вызов, а тут еще пришлось витиевато отвечать на каверзные вопросы европейских журналистов. Как-то многолетний президент Каннского фестиваля Жиль Жакоб, очень пожилой человек, поцеловал на звездной дорожке иранскую актрису. Так ее на родине подвергли такому остракизму, что стало за нее тревожно.

фото: Светлана Хохрякова
82 кинематографистки во главе с президентом Кейт Бланшетт.

Обращение к руководителям Ирана со стороны Каннского кинофестиваля с просьбой выпустить Панахи на фестиваль, как и в случае с Серебренниковым, не возымели действия. Зато мы увидели его на экране в роли самого себя. Панахи лишний раз доказал, что работать можно вопреки всему: отсутствию денег, свободе передвижения, если есть что сказать. По сюжету известная актриса в компании самого Панахи отправляется в провинцию на спасение девушки, выложившей видео, где она пытается покончить жизни самоубийством, набросила на шею веревку. Так сильно ее неисполнимое желание стать актрисой, поступить на драматическое отделение консерватории. Приходится сердобольным кинематографистам добираться до высокогорных районов, где и на фарси не говорят, а только на турецком языке. Самое поразительное, что Панахи не боится собственной страны. Он не столичный гость в богом забытых деревеньках, а свой человек. В реальной жизни знаменитый режиссер, которого в 2010 году обвинили в антиправительственной деятельности и приговорили к тюремному заключению, замененному домашним арестом, продолжает снимать кино при наличии запрета на кинематографическую деятельность до 2030 года.

Пресс-конференция, в которой участвовали его актрисы, проходила на фоне фестивального постера с целующимся Жан-Полем Бельмондо и Анной Кариной в фильме «Безумный Пьеро» Жан-Люка Годара. Возможно, даже это для них неблагоприятно. Кстати, 87-летний французский классик Годар, чья картина «Книга образов» участвует в главном конкурсе, третий, кто не посетил Канны из режиссеров-участников. Но, в отличие от Панахи и Серебренникова, он сделал это по доброй воле. Годар презирает Каннский кинофестиваль, как и все остальные вместе с «Оскаром». Так что его фильм-инсталляцию из кадров старых и чужих картин, вплоть до «Войны и мира» Бондарчука, мы смотрели без него. Правда, Годар виртуально присутствовал на пресс-конференции, посылая сигналы большому миру из места своего затворничества — небольшого швейцарского городка на берегу Женевского озера. Наверняка «Книга образов» — самый свободный и безумный фильм нынешнего конкурса.

В выходные по каннским улицам носились автомобили, из которых выглядывала, как пугало, картонная фигура Луи де Фюнеса. Массово справлялись арабские свадьбы. Пулей пролетали вблизи фестивальных залов бодрые женихи и застенчивые невесты, за которыми тянулся шлейф вполне европейской фаты. А по набережной Круазетт без устали фланировала нарядная публика, покой которой охраняют вооруженные бойцы с автоматами, приведенными в боевую готовность. Спокойствия это не добавляет — напротив, многие нервничают. При входе на показы зрители проходят несколько уровней контроля, оставляя имеющуюся у них в сумках воду и бутерброды. Ничего нельзя. И надо это стойко принимать в ущерб собственному желудку.

Комментарии закрыты

Навигация по записям