КС объяснил, почему при отмене УДО за осужденным остается неотбытая часть наказания

Кoнституциoнный суд oпубликoвaл oткaзнoe oпрeдeлeниe нa жaлoбу oсуждeннoгo, нeсoглaснoгo с нeкoтoрыми пoлoжeниями УК и УПК: пoслe oтмeны услoвнo-дoсрoчнoгo oсвoбoждeния eму приxoдится oтбывaть нaкaзaниe зa тo врeмя, пoкa oн был нa свoбoдe.

Бoлee дeсяти лeт нaзaд Витaлия Фeдoсeeвa пригoвoрили к лишeнию свoбoды (дeлo № 44-O03-93). Позже его выпустили по УДО, но потом снова отправили отбывать наказание. В прошлом году мужчина обратился в Верховный суд с кассационной жалобой на решение суда об отмене УДО – и попытка не увенчалась успехом (44-УКС15-965).

Заявитель считает, что ч. 7 ст. 79 УК (условно-досрочное освобождение от отбывания наказания) противоречит Конституции, поскольку позволяет при отмене УДО назначать к исполнению наказания всю оставшуюся неотбытой часть. Кроме того, в КС Федосеев оспорил ряд норм УПК – например, ст. 396 (суды, разрешающие вопросы, связанные с исполнением приговора), ст. 398 (отсрочка исполнения приговора) и ст. 399 (порядок разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора), которые, по его мнению, из-за "законодательного пробела" не обеспечивают сохранность имущества осужденного, в отношении которого отменено УДО.

КС, в свою очередь, не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению по нескольким причинам. Во-первых, ст. 79 УК устанавливается, что если осужденный злостно уклонился от исполнения обязанностей, возложенных на него при применении УДО, суд может его отменить и обязать исполнить оставшуюся неотбытой часть наказания. В данном случае им является срок, на который Федосеев был фактически освобожден. С учетом того, что отмена условно-досрочного освобождения от отбывания наказания не предполагает назначения нового наказания, а влечет обращение к исполнению ранее назначенного, она не может рассматриваться как повторное осуждение лица за одно и то же преступление.

Вопрос о том, является ли уклонение злостным, должен решаться в каждом конкретном случае с учетом его продолжительности и причин, а также других обстоятельств дела, добавляет КС. К тому же неконституционность данной нормы связывается заявителем с тем, что она не предполагает сокращения сроков неотбытой части наказания по правилам, установленным ст. 71 и ст. 72 УК, – в итоге он ставит вопрос о внесении целесообразных, на его взгляд, дополнений в оспариваемую статью, что является исключительной прерогативой федерального законодателя и в полномочия КС. Что же касается ст. 396–400 УПК, то Федосеевым не представлены материалы, подтверждающие применение судом в его деле данных законоположений в обозначенном им аспекте (определение КС № 2255-О).

Комментарии закрыты

Навигация по записям